Реальная, но до поры, до времени обезличенная история взыскания долга, в которой один из судебных приставов-исполнителей районного отдела является родственником должника.

230725_900С 2014 года в N-ский районный отдел судебных приставов на принудительное исполнение «снежным комочком» прибывают исполнительные документы на взыскание с должника «М» задолженности. За два года, по информации Банка данных исполнительных производств (БДИП), накатало 11 записей на сумму два миллиона рублей.

Всё это время и ранее в N-ском районном отделе служит судебный пристав «М» с фамилией один в один схожей с должником, как выяснилось близкий родственник. Способствует ли это реальному исполнению — нет, а вот безнадёжность в неотвратимость исполнения требований судебных актов у взыскателей по сводному производству вселяет.

Родителей не выбирают, в жизни всякое случается и риторический вопрос — что же с этим делать? Единственно верный поступок от пристава «М» и его руководителя ожидался два года назад — передача исполнительных документов на принудительное исполнение в другой отдел. Однако судебный пристав-исполнитель «М» отдал предпочтение тёмной стороне принудительного взыскания.

На чьей стороне старший судебный пристав  N-ского районного отдела и можно ли ожидать от пристава «М» справедливого решения по исполнительным производствам, которые находятся непосредственно у него на принудительном исполнении?